На главную страницу сайта...
статьи, интервью

К списку статей

Бекхан: «Развлекательных песен у меня нет»


После 10-летнего перерыва на сцену возвращается рок-певец Бекхан. 17 сентября он со своей группой даст концерт в московском клубе «Doolin House», где исполнит материал альбома «Покаяние» и старые песни. Корреспондент Музыки KM.Ru пообщался с Бекханом Барахоевым.

KM.Ru: Что сейчас происходит с вами и вашей группой - в творческом отношении? И что мы услышим на концерте 17 сентября?

- Что происходит в творческом отношении, мне вообще трудно сказать. А что такое творчество вообще? То, что ты пишешь, рисуешь, создаешь?

KM.Ru: Да, это некий ваш образ, который вы воплощаете в художественных формах. В вашем случае – музыкально-поэтических и сценическом образе.

- Иногда у меня что-то пишется. Иногда просто сидишь-размышляешь о чем-то совсем постороннем, может быть. Я даже не знаю, как это объяснить. Что услышите на концерте? Несколько песен из наших старых периодов, а несколько – из более поздних. В принципе, мы особых акцентов на этом не делаем. Мы еще не до конца уяснили, кто с нами будет играть в будущем на постоянной основе. Музыканты ведь не сидели и не ждали, когда я снова слезу с печи и начну играть музыку. В музыкантах я ценю даже не столько профессиональные качества, сколько человеческие свойства. Для меня важен душевный комфорт в общении.

KM.Ru: То есть для вас человеческий фактор очень важен?

- Да, это – прежде всего, а все остальное – вторично. Может, это пафосно прозвучит, но так оно и есть на самом деле. Чтобы это понять, мне действительно пришлось сделать такой большой перерыв...

KM.Ru: Новые песни пишутся?

- Что-то есть, что-то на подходе. Есть неизвестный вам материал, написанный очень давно, но это уже не новое. Когда мы это запишем, для людей это окажется новым. Хочется начать следующую пластинку уже в будущем году.

KM.Ru: Написание песен для вас – мучительный процесс? Есть люди, которые пишут одну песню по 1-2 года...

- Я не могу сказать точно насчет сроков. Можно что-то написать, а через какое-то время поменять одну фразу. Хотя если говорить честно, один или два случая сильно растянутыми во времени у меня тоже были.

KM.Ru: И что это за песня?

- Она еще пока и не сделана. В ней есть лишь основной текст. Сначала появилось восемь строчек, а через несколько лет написалось продолжение. Была ночь определенных размышлений, я встал, воспроизвел эти строчки, а потом к ним что-то доросло. На мой взгляд, логическое завершение это получило. Названия у песни еще нет. И вообще многие песни мне приходилось озаглавливать, когда уже выпускающая компания ставила передо мной такую задачу. Приходилось сидеть и долго ломать голову.

KM.Ru: Вам знакомо такое понятие, как творческий кризис? Когда вроде бы надо написать песню, а она никак не пишется.

- Нет, я не могу такого про себя сказать. Что значит «надо написать песню»? Это токарь приходит на завод, и у него есть норма: сделать за 10 часов столько-то деталей. У меня такого нет и никогда не было (смеется). Если тебе хочется что-то сделать, но не можется, значит, ты и не пытаешься.

KM.Ru: А что для вас служит источниками вдохновения?

- Все что угодно! Иногда что-то увидишь. Или же что-то прочесть, о чем-то задуматься. Иногда что-то просто защемит внутри. Всем хорошо, а тебе больно. И ты начинаешь метаться: что, всех сейчас надо ненавидеть за это?! Неужели лучше, чтобы тебе было хорошо, а всем больно?

KM.Ru: В песнях вам важно передавать свой личный опыт?

- С одной стороны, важно передать свой опыт. С другой - существует тонкая грань между передачей и навязыванием. Я же ведь могу ошибиться, правильно? Я не говорю о каких-то монументальных вещах, но если тебя слушают хотя бы три человека, то нужно помнить об опасности прописать им не те пилюли. Во всяком случае, раньше я об этом не задумывался, а сейчас понимаю, что за «базар» нужно отвечать. Так что, скорее всего, передается какое-то среднее состояние. Как говорится, все флаги мира в гости к нам. Массовое признание, конечно, приятно. Но острой необходимости в этом я, слава Богу, уже не испытываю. В придушенном состоянии потребность в таком признании, наверное, во мне иногда возникает. Тогда я начинаю просто над собой посмеиваться. Иногда у меня это даже получается.

KM.Ru: То есть самоирония спасает?

- Может быть, и так.

KM.Ru: Вопрос ответственности перед людьми и фильтрации чувств и переживаний для вас, получается, важен?

- Есть люди, которым важна только музыка. Я же всегда особое внимание уделял слову. У нас в группе были всякие периоды. Были люди, которые пытались расписать нашу музыку всякими новомодными узорами, чтобы легче было предлагать ее лейблам. Такие вещи я всегда сознательно рубил, для того чтобы не было перекоса.

KM.Ru: Слово для вас в приоритете?

- Да.

KM.Ru: А что сначала обычно пишете – музыку или слова?

- По-разному. Часто приходит это все вместе. С меня композитор, конечно, как… Так что чаще все-таки сначала приходят слова.

KM.Ru: Бывало так, что при написании музыки вы вдохновлялись чьими-то чужими песнями?

- Бывало. Но вдохновлялся скорее не музыкой, а смыслом. Оригинален не буду: Высоцкий, Цой, Кинчев. Было и то, что не очень нравилось. Мы уже люди взрослые, поэтому обозначили для себя основные ценности. Однако, попадая в какую-то компанию и начиная общаться, мы часто ловим себя на том, что уже говорим не о своем, а втягиваемся в круг их интересов. В этом нет ничего криминального, но в такие моменты мы живем уже не своим. Если быть радикальным, в таких случаях мы уже где-то себя предаем. Это еще один момент, который меня вразумлял. Кроме этого, пару хворей Господь послал. Все эти моменты заставили меня сделать некий перерыв в творчестве. Я понимаю, что совсем изолироваться от окружающих нельзя. Порою приходилось жить чужой музыкой, чужими ценностями, чужими интересами. Все зависит от того, где тебе комфортно. Но ведь очень часто бывает так, что волей-неволей ты втягиваешься не в свое. Но у каждого есть такой круг, где эта фальшь проявляется по минимуму.

KM.Ru: Что в вашем случае все-таки помогало сохранить некий внутренний стержень и абстрагированность от этой суеты?

- Наверное, поучаствовав в том или ином «не своем» деле, я потом испытывал чувство стыда. Я начинал злиться на себя самого. В таких случаях лучше вообще молчать и ни на что не реагировать. Но так не получается. Бывает, тебя в чем-то несправедливо обвиняют, а ты не выдерживаешь и посылаешь этих людей прямым текстом. Потом на следующее утро становится стыдно. Я ведь не Господь Бог!

KM.Ru: Было ли такое, что вам за какие-то ваши песни было стыдно?

- Было несколько раз, когда я, не найдя нужных слов для передачи состояния, довольствовался наспех написанной строчкой. Чтобы потешить тщеславие, вставлял для рифмы одно-два непрочувствованных слова. За это было потом неудобно. Мне вообще почему-то кажется, что все песни у меня получаются детскими. Но что есть, то есть.

KM.Ru: Что вы вкладываете в понятие «покаяние»? Покаяние может быть личным или всеобщим...

- В данном случае я говорю только за себя. Очень не хочется никаких призывов. Цели такой в альбоме «Покаяние» я не ставил. В моей жизни было много таких вещей, которых я бы сейчас ни за что не сделал. Что-то делалось осознанно – в силу моего тогдашнего сознания. Другие вещи делались неосознанно. Даже наши взаимоотношения с родителями – какая тема для покаяния! Я, конечно, не идеалист, но я каюсь даже за то, что доставлял своей маме бессонные ночи, будучи ребенком. У меня много есть всего в жизни, за что надо сожалеть и в чем каяться. Не знаю, сколько мне отпущено, но сейчас надо хотя бы стараться не повторять то, за что мне сейчас стыдно.

KM.Ru: После любого акта искреннего раскаяния человек обычно испытывает прощение и облегчение. Вам стало легче после записи альбома «Покаяние»?

- Нет.

KM.Ru: Почему?

- Может быть, я почувствовал необходимость высказаться. Конечно, в идеале лучше сидеть и молчать. Но ведь честность же никто не отменял… В общем, я не знаю, как ответить на этот вопрос, а придумывать ничего не хочу.

KM.Ru: В двух твоих последних альбомах есть песни на чеченском, они достаточно убедительно звучат. Намерены ли вы продолжать эту линию, и есть ли уже какие-то наработки?

- В любом случае, наработки есть. Знаю, что наши слушатели таких песен ждут. Сам я на чеченском писать не могу. Но есть человек (известный поэт Къосам Оспанов. – Прим. ред.), который мне в этом помогает. То, что он пишет, мне близко. То, что я сочиняю сам, совпадает по смыслу с его произведениями процентов на 95. Сотрудничество получилось очень удачным. Еще одна новая песня на его стихи фактически готова.

KM.Ru: В вашем творчестве присутствует национальный чеченский колорит?

- Скорее всего, это все-таки общечеловеческие ценности в моем понимании без привязки к какой-либо национальности. Есть, конечно, гены. Например, когда темнокожие люди слышат родные ритмы, что-то в них срабатывает. У меня как у человека, выросшего в Чечне, тоже, конечно, происходит какая-то реакция. Но сознательно это воспроизводить я даже не пытался. Хотя есть несколько чеченских песен, которые я способен подхватить в компании под настроение. Подчеркиваю, что развлекательных вещей у меня нет.

KM.Ru: Ваше творчество востребовано в Чечне?

- На радио там крутят мои песни. Конечно, есть люди, которым это нравится. Какая-то часть неизбежно слушает меня из соображений «а, наш, я тебя по телевизору видел!». С такими я могу найти общие темы разговоров, но, опять же, стараюсь при этом из своего не вылезать, чтобы потом себе дома по башке за это не стучать. Карантинное такое общение: поговорил, отошел и забыл. Не людей забыл! Но они все равно нередко обижаются или же не понимали. Существует же какой-то менталитет, местечковость мышления. Стоит чуть выйти за рамки каких-то стереотипов, тебя тут же начинают о чем-то спрашивать, а ты чувствуешь, что начинается шняга. Чтобы не гнать порожняк, ты отходишь в сторону, а они начинают тебя считать высокомерным и надменным. Никуда от таких моментов не денешься.

KM.Ru: Вас это сильно задевает?

- Нет. Сначала я пытаюсь все объяснить. Но каждому все равно не растолкуешь. В конце концов, приходишь к тому, что у тебя есть свои обозначенные ценности. На чужой роток не накинешь платок. Нам еще повезло, нас 150 миллионов. А представь, что мы бы жили в Китае, где идиотов было бы в 10 раз больше! А есть народы численностью полторы тысячи человек – там вообще живи и царствуй. Все зависит от отношения. Хочешь – маньячишь там и занимаешься удовлетворением своих амбиций. Где-то понаобманывал, кого-то поиспользовал, пришел домой и отдыхай. А если я такое сделаю, я вернусь домой и начну себя жрать. Ну что, я рассказал, какой я хороший? (Смеется.)

KM.Ru: Вы связи с Чечней не теряете? Часто ли удается там бывать?

- Нет, я бываю там очень редко. У меня там мама, но она ко мне сама периодически приезжает. Последний раз я там был лет пять назад. Периодически возникают какие-то предложения, чтобы я приехал туда с концертами. Пока я себе не могу этого позволить, потому что туда надо ехать, везти живой аппарат. Фонограммы не признаю, хотя по отношению к «попсе» толерантен. Просто я туда не лезу.

KM.Ru: А как вы относитесь к тому, что в Чечне периодически проходят концерты и фестивали с участием российских рок-групп?

- Почему нет? Там живут такие же люди. Сейчас там жизнь возрождается, проводят какие-то соревнования, приезжают деятели искусств. Недавно приезжал «Мумий Тролль». Чаще всего эти концерты кем-то спонсируются. Но меня пока на таких условиях пока не звали. Если случится – поеду не раздумывая.

KM.Ru: Поддерживаете ли вы отношения с российскими рок- музыкантами, которые вам серьезно помогали 10 лет назад?

- Нормально общаюсь со всеми, периодически видимся. Созваниваюсь с братьями Самойловыми. С Глебом чаще, с Вадиком – реже, он сейчас весь в делах. У меня никогда не было цели искусственно поддерживать отношения. Но вот позавчера приехал выступать на митинге Юра Шевчук – так мы с ним встретились, посидели, поговорили. С Костей Кинчевым общаемся чуть реже, но я бываю на концертах «Алисы». Все же мы живем, чем-то занимаемся, всепоглощающая рутина. Так что пересекаемся в основном на каких-то мероприятиях. Все как у всех!

KM.Ru: Как впечатления от концертов «Алисы»?

- Мне трудно судить, потому что я практически никакой музыки не слушаю. Я не слежу за музыкальной модой, не интересуюсь рейтингами. Я вижу Костю на сцене, мне необязательно ловить каждое его слово и каждую ноту, которую выдают его музыканты (смеется). Просто когда я его вижу, я чувствую, врет он или нет. Костя не врет… А некоторые люди бывают просто смешны, когда начинают шарахаться из стороны в сторону и искать что-то новое, выдавать на-гора по 1-2 альбома в год. А может быть, я смешон в таких своих рассуждениях. Это еще как посмотреть!

KM.Ru: Многие в курсе, что вы исполнили песню Кинчева «Печаль» намного раньше, чем сделал это он сам. Как ты в итоге воспринял версию группы «Алиса»?

- Мне не очень понравилось, честно говоря. Как эта песня попала ко мне – уже все знают. Мы собрались с моими музыкантами на репетиционной базе, я им напел, мы сделали аранжировку. Потом она мне показалась слишком узнаваемой в плане музыкальных дел, и мы сделали второй вариант – с музыкантами «Неприкасаемых» Дмитрием Варшавчиком, Алексеем Осташевым и Саней Митрофановым. От того, что мне не очень нравится версия «Алисы», ровным счетом ничего не меняется. У Кости Кинчева полмиллиона «болельщиков», сейчас он в таком положении, что для части из них даже чих его будет гениален. Пусть они на меня не обижаются, но мне кажется, что мы ее сыграли поинтереснее.

KM.Ru: Послушали ли вы трибьют «Алисы» Рикошету «Выход Дракона»?

- Я послушал, мне понравилось! При всем моем настороженном отношении к трибьютам, здесь много личного. С Рикошетом я дружил. В трибьюте я не участвовал из-за проблем со здоровьем. Но с удовольствием бы исполнил, например, его песню «Брат Ураган».

KM.Ru: Расскажите, пожалуйста, о Рикошете как о человеке. Ведь вы с ним дружили.

- Что тут можно сказать? Какие-то случаи описать? Если говорить кратко, то это человек, которого я понял и принял всем сердцем… Я не смог поехать на похороны его жены Марьяны Цой. Не поехал, хотя теоретически мог. У меня такой же случай был с моим братом Русланом. Может быть, мне не хватило моральных сил – не хотел показать себя слабым и выносить это на всеобщее обозрение... Хочешь, я тебе скажу одну вещь? Кардинал Ришелье (был такой хитрый, умный и грамотный дядька) говорил: «Предательство – это только вопрос времени». Так вот, такие люди, как Рикошет, – это редчайшие исключения из этого правила. Он – Мужчина. Не хочу сказать «мужик», хотя сам часто употребляю это понятие. Просто слово «Мужчина» в данном случае емче. Рикошет был настоящим Мужчиной!

Денис Ступников, KM.ru

>>> оглавление


Rambler's Top100